Яблочко от яблоньки.. или…
назад
Маргарита Зелёная оффлайн
Дети и Родители
Маргарита Зелёная

Яблочко от яблоньки.. или зачем нужен психолог в детском саду?

Яблочко от яблоньки или зачем нужен психолог в детском саду?

 

Вопрос  – посещать ребёнку детский сад или нет – имеет множество ответов, и размышления – вести или не вести – я оставляю родителям. Мой опыт относится к тем малышам, которые посещают садик.

Начну с адаптации. У малышей она проходит по-разному,  длительность её колеблется от двух недель до полугода и зависит от ряда факторов:

-насколько слаженно и профессионально действует коллектив сотрудников садика;

- есть ли взаимодействие между воспитателями и родителями;

- поддерживают родители или саботируют (часто – неосознанно)  процесс адаптации;

- способствует ли домашняя обстановка и метод воспитания адаптации вне семьи.

Я сознательно расположила факторы по степени значимости от меньшего к большему, потому что, на мой взгляд, процесс адаптации ребёнка в детском саду – это отражение ситуации дома, где главную роль играют родители.

В период адаптации родители могут замечать необычные проявления и реакции малыша на посещение детского сада:

  • нарушение аппетита и сна;
  • возникновение новых эмоциональных реакций (истерики, капризы, замкнутость, агрессия);
  • изменение в коммуникационной, игровой, двигательной и ориентировочной активности.

Адаптация считается лёгкой, если в течение от двух недель до месяца все эти «сюрпризы» сглаживаются и исчезают.

По завершении процесса адаптации у малыша начинаются трудовые будни. Ежедневно ребёнок получает представление о распределении ролей в коллективе, учится быть самостоятельным, дисциплинированным, проходит процесс социализации и обучения.

Я хочу остановиться на самых важных моментах своей работы в детском саду и описать некоторые интересные случаи. Надеюсь, это поможет родителям разобраться, зачем же нужен психолог в детских дошкольных учреждениях.

Моя основная задача – обеспечить психическое здоровье малыша во время его пребывания в детском саду. Это означает, что я помогаю ребёнку пройти процесс адаптации, участвую в интеллектуальном, эмоционально-волевом и коммуникативном развитии.

Казалось бы, с интеллектуальной частью всё просто – тут существует целая батарея диагностических методик и нормативов, которые позволяют довольно быстро определить соответствие уровня развития малыша его возрасту.  Просто, да не очень.

Малыш О., 2,5 года. Исходя из информации входной анкеты (заполняется родителями), дома демонстрирует чудеса интеллекта – знает цвета и формы, называет предметы, собирает простые паззлы. 

В ходе диагностики отмечаю, что на все большинство вопросов малыш отвечает правильно, но делать задания отказывается наотрез: цвета и формы называет правильно, а выбрать нужный цвет или показать предмет заданной формы не хочет – отворачивается, отвлекается. Общаюсь с мамой, выясняю, как обстоят дела с занятиями дома.

«Он у нас очень ленивый. Всё знает, а делать ничего не хочет».

Спрашиваю, как она определила лень малыша.

«Ну а что, я уже пять раз собрала-разобрала паззл, сложила фигурки по цветам и формам, а он всё думает!», - переживает мама.

Этот ответ многое прояснил: зачем ребёнку напрягаться и делать что-то самому, если мама всегда всё сделает за него. Тут, вероятно, сыграла злую шутку разница в темпераменте: мама – быстрая, порывистая, ей тяжело несколько раз спокойно объяснять и ждать от ребёнка реакции – проще сделать самой. Малыш – медленный, ему требуется больше времени на размышление и выполнение заданий, куда уж ему успеть за своей нетерпеливой мамойJ Это осознавание, кстати, позволило маме О. заметить темп жизни своего малыша и перестать ожидать от него молниеносной реакции. Со временем О., в своём неторопливом ритме, включился в интеллектуальную деятельность. Лентяем его больше не называют.

Развитие эмоционально-волевой и коммуникативной сферы – важная задача детей дошкольных учреждений.

Малышка А., 2 года 4 месяца на адаптационный период реагировала очень эмоционально – каждый приход в сад сопровождался истериками и падением на пол. Кроме того, она произносила множество слов, ни одно из которых нельзя было разобрать. Я долго пыталась выяснить, что детёныш имеет в виду, пока не пронаблюдала процесс взаимодействия с мамой.

А. Приходит в детский сад и сразу начинает кричать, плакать и падать. Мама быстро хватает её на руки со словами: «Да, я знаю, тебе тут плохо, ты тут немножко побудешь, и я заберу тебя домой. Там игрушки, там папа и бабушка, ну потерпи немножко». Прошу маму немного поговорить с А. – хочу определить, как процесс коммуникации налажен дома. «Ляля просит, чтобы мы поговорили», - сообщает мама А. Ляля – это, видимо, я.

«Давай возьмём Пи-Пи, это доченька Ко-Ко». Пи-пи и Ко-ко оказались, конечно, игрушечными цыплёнком и курочкой;  у малышки не выработался навык называть вещи правильными названиями, вместо этого она пользовалась звуками, которые у её мамы вызывают ассоциации на данный предмет.

Мне важно, чтобы малыш научился выражать свои чувства приемлемым для общества образом.

Когда Малыш И., 4 года., на мой вопрос: «Какое у тебя сегодня настроение?» (я всегда начинаю занятия с тестирования состояния ребёнка, давая ему выбор из нескольких чувств), регулярно отвечает «Я злой, как Ниндзяку!» и отворачивается, скрещивая руки на груди, я понимаю, что красная лампочка «Тревога!» уже вовсю горит над его головой. Дальнейшее наблюдение показывает: малыш отказывается заниматься со всеми, хотя иногда заглядывает в комнату для занятий, отрицательно отвечает на просьбы старших, играет в одиночестве. Мама рассказывает, что он даже иногда её бьёт. После расспросов я выяснила, что малыш полтора месяца не видел маму и четыре – папу. Это время он прожил у бабушки, потому что семья проживала в зоне проведения военной операции. Сочувствуя ребёнку, бабушка баловала его подарками и никак не реагировала на необычное поведение, предпочитая дождаться родителей. В результате страх новой потери родителей сделал малыша агрессивным и замкнутым.

Отклонение от нормы, интеллектуальной, эмоционально-волевой или коммуникативной,  насколько вообще уместно говорить о норме в психологии, подразумевает разработку психокоррекционных мероприятий, которые дают прекрасные результаты, если происходит чёткое и осознанное взаимодействие родителей, воспитателей и психолога детского сада. Поэтому, когда родители просят, «сделать, что-то, чтобы ребёнок стал нормальным», я всегда интересуюсь «нормами» самих родителей, ведь «яблочко от яблоньки  недалеко падает»

Дополнительно по теме: "Дети и Родители"
Сайт и домен продаются. По вопросам покупки писать: psy-writer@mail.ru
X
   
 
Войдите на сайт или зарегистрируйтесь

Задавать вопросы могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация занимает 30 секунд, после нее вы получаете возможность задавать вопросы психологам в различных областях знаний, и получать от них квалифицированные ответы.

Обмениваться онлайн сообщениями могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация занимает 30 секунд, после нее вы получаете возможность общаться напрямую с психологами, и получать от них квалифицированную помощь.